Тиждень: непомерные амбиции России в Арктике

Когда в сентябре 2014 года, русские власти задержали в Баренцевом море литовское рыболовецкое судно Juros Vilkas («Морской волк») совместно с экипажем и транспортировали его в русской порт Мурманск, Европейский альянс, выразив протест по поводу силового задержания, заявил, что судно было «в открытом море», другими словами в интернациональных водах. Министр зарубежных дел Рф здесь же опубликовал заявление, в котором объяснил: русские пограничники задержали судно, поэтому что рыболовство проходило в «исключительной экономической зоне» Рф. В то время дела РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) с ЕС и НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) были достаточно напряженными из-за русской аннексии Крыма и гибридного вторжения на Донбасс. Страны Балтии были самыми твердыми критиками действий Кремля (таковыми остаются и до сего времени), потому Запад сделал логический вывод: Наша родина пробовала досадить одной из этих государств, Литве, и наказать ее.

Гибридная война за полярным кругом

Невзирая на долгосрочную историю морского соперничества в регионе, большая часть наблюдателей восприняли захват литовского судна как отдельный инцидент. Спустя 5 лет, опосля нескольких все наиболее брутальных инцидентов такового рода, сделалось разумеется, что действия сентября 2014-го года были первой «пробой» в длительном глобальном морском конфликте, призванном испытать устойчивость соседей Рф в отношении гибридных атак на море, а также решимость Запада защищать свободу навигации в мировом океане.

Последующим шагом морского пришествия РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) стал ноябрь 2018 года, когда русский флот откровенно штурмовал украинские судна в Керченском проливе — жестко, спланировано и скоординировано. Экипажи судов, состоящие из 24 моряков, были арестованы, и на данный момент, находясь за сеткой в Москве, ждут несправедливого и политизированного суда. Вкупе со строительством моста через Керченский пролив, преграждающим большим коммерческим судам доступ к Азовскому морю, эти деяния россиян наносят удар украинским портам в Мариуполе и Бердянске. Разумеется, это делается для того, чтоб не лишь ослабить промышленное создание Украины, но и перевоплотить Азовское море в «российское озеро». Хотя западные фавориты агрессивно критиковали деяния Рф, их 1-ые заявления и процедуры проявили, что атака была воспринята как географически изолированная неувязка, часть гибридной войны Рф против Украины: дескать, просто в сей раз россияне прибегли быстрее к наиболее открытым конвенционным, чем к сокрытым инструментам.

В конце концов, 6 марта 2019 года весь мир узрел брутальный глобальный размах гибридной морской стратегии РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), когда русская власть объявила о разработке новейших правил для контроля над Северным морским методом, который пролегает вдоль северного побережья Рф в Арктике, согласно статьи 234 Конвенции ООН по морскому праву (UNCLOS). В публикации «Прохладная волна» русская газета «Известия» утверждает, что «Наша родина берет под защиту Северный морской путь». Со слов Владимира Шаманова, председателя комитета Гос думы РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) по обороне, который 11 марта 2019-го года выступал перед зарубежными военными атташе, сегодняшнюю ситуацию в мире можно сопоставить «с 1935-м годом, когда за два года опосля прихода к власти Гитлера страна [Германия] создавала условия для того, чтоб выполнить злость, а в 1939-м году началась 2-ая глобальная война».

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.