The Nation: скрытые сенсации доклада Мюллера

Читать доклад специального прокурора Роберта Мюллера (Robert S. Mueller) о итогах расследования инкриминируемого Рф вмешательства в южноамериканские президентские выборы 2016 года весьма нелегко — в этом смысле он совсем не похож на те аннотации, которые постоянно есть в коробках с детскими конструкторами, подаренными на Рождество. Тем не наименее, беря во внимание то губительное действие, которое «рашагейт» оказывал на внутриполитическую ситуацию в Америке и на ее положение в мире в течение 3-х лет, мы будем еще длительно учить этот доклад на предмет того, что конкретно он подтверждает и не подтверждает, что он включает в себя и не включает.

Так как меня интересует Наша родина, я пристально прочел 1-ый том доклада, посвященный предположительной роли Рф в этом скандале. В итоге у меня осталось огромное количество вопросцев как касательно самого доклада, так и касательно роли Москвы, а также кандидата и потом уже президента Дональда Трампа. Вот некие из их:

— Время от времени звучат догадки, что «рашагейт» был инспирирован высокопоставленными южноамериканскими бюрократами, которым не понравилось обещание кандидата Трампа «сотрудничать с Россией». Это подозрение пока не было подтверждено, но в собственном докладе Мюллер не раз приписывает представителям предвыборной кампании Трампа и россиянам, с которыми они общались в 2016 году — может быть, губительным либо даже криминальным образом, — рвение к «налаживанию российско-американских отношений», к тому, чтоб «положить конец новейшей прохладной войне» и чтоб «начать все с незапятнанного листа». Понятно, что даже президент Рф Владимир Путин желал достигнуть «примирения меж США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Россией» (странички 5, 98, 105, 124, 157). В итоге мы получаем дискредитацию некогда преобладающего рвения к разрядке напряженности. Мюллер даже именует взоры приверженцев политики разрядки — такие взоры, которых придерживались президенты Эйзенхауэр, Никсон и Рейган в 20 веке, — «пророссийской внешнеполитической позицией» (страничка 102). Неуж-то это означает, что в отношении янки, которые выступают в поддержку разрядки напряженности, — таковых, как я, и почти всех остальных, — нужно начинать расследования, чтоб проверить нрав их «контактов» с русскими? Мюллер ничего не гласит, чтоб опровергнуть эту идея, что уже нехорошим образом сказалось на неких янки, упомянутых и не упомянутых в докладе.

— Если веровать указаниям в тексте доклада и сноскам, Мюллер в значимой мере опирается на данные, предоставленные южноамериканскими разведывательными агентствами, не беря во внимание при этом достоверные данные о ошибках и неправомерных действиях этих агентств, — к примеру, о роли ЦРУ (Центральное разведывательное управление США — агентство Федерального правительства США, основной функцией которого является сбор и анализ информации о деятельности иностранных организаций и граждан) под управлением Джона Бреннана (John Brennan) в продвижении «рашагейта». Не считая того, Мюллер в значимой мере опирается на отчеты современных СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) о «рашагейте», не принимая во внимание факты злоупотреблений и проф небрежности журналистов, которые были тщательно задокументированы Мэттом Тайбби (Matt Taibbi), сравнившем ситуацию вокруг «рашагейта» с развернутой в СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) кампанией намедни вторжения США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в Ирак.

— Мюллер не разглядывает другие сценарии и разъяснения, как стоило бы создать хоть какому отличному следователю. Например, он воспринимает на веру заявления Клинтон и государственного комитета Демократической партии о том, что русские агенты украли и выпустили в вебе их электрические письма в 2016 году. Может быть, так и было, но почему Мюллер не провел свое собственное расследование этого эпизода либо по последней мере не упомянул о существовании другой версии о том, что письма были украдены и слиты некоторым инсайдером? Почему Мюллер не допросил Джулиана Ассанжа (Julian Assange), заявившего, что ему понятно, как и через кого эти электрические письма попали к WikiLeaks? И чем можно разъяснить отсутствие у Мюллера энтузиазма к доктору Джозефу Мифсуду (Joseph Mifsud), который посодействовал изловить Джорджа Пападопулоса (George Papadopoulos) в Лондоне? Мюллер пишет, что у Мифсуда «были связи с Россией» (страничка 5), но обычной запрос в поисковике в Google покажет, что Мифсуд вправду был «агентом», лишь не русским, как нередко пишет пресса.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.