НВ: почему украинизация вызывает подозрения

С неким опозданием я выучил украинский довольно для того, чтоб применять его в бытовом общении (но еще не так глубоко, чтоб использовать его в проф коммуникации). Я использую украинский язык при хоть какой способности.

Но подозреваю, что для меня это куда проще, чем для почти всех украинских людей, выросших русскими. Когда я делаю ошибку в произношении, грамматике либо идиомах, на это либо совершенно не обращают внимания, либо, если и увидят, то только миролюбиво. Украинцы все равно восхищены тем, что иноземец хоть как-то гласит по-украински, терпеливо поправят меня и в шуточной манере растолкуют ошибку.

Наиболее того, почти все с юношества русские украинцы, полагаю, время от времени не столько страшатся ошибиться, говоря по-украински, как боятся забавно ошибиться — и самому не увидеть этого. Отлично обладать языком — а не попросту уметь как-то гласить — один из главных соц способностей, определяющих позицию человека в различных коммуникационных ситуациях, отношениях и обществах.

Rzeczpospolita: чтоб украинский язык не ассоциировался с деревней

Главред: необходимо начать войну против 30% избирателей Украины

Так как я — как иноземец — не являюсь всеполноценным членом украинского общества, мои языковые способности не играют значимой социальной роли. Мое положение и признание на Украине заблаговременно определено фактом, что я гражданин иной страны, для которого украинский язык по определению не является главным (а мой 4-ый язык). Но для украинского гражданина быть может весьма неприятно не уметь искусно гласить по-украински, произносить украинские слова ошибочно, и повсевременно страшиться сказать что-то не так. Время от времени, естественно, эта неувязка может не играться значимой роли — в индивидуальности в регионах, где молвят на суржике, и где лингвистические правила и так являются гибкими. Но, к примеру, в Киеве доминирующие эталоны высочайшей культуры могут привести к такому чувству, что ты должен или совершенно знать украинский язык, или его совершенно не применять. По сути, способность выражаться на отлично сформулированном и правильном российском может в неких ситуациях быть наиболее полезной для социальной самоидентификации и позиционирования, чем гласить на корявом украинском.

Для сопоставления с моей родиной, для юго-восточных германцев из Саксонии и Тюрингии их мощный упор время от времени становится статусной неувязкой в остальных регионах Германии, где саксонский и тюрингский диалекты числятся простыми, провинциальными либо даже признаком «низшего класса». И все таки это лишь различия в рамках 1-го языка.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.