F-35 или Су-57: выбор остается за Турцией (Advance)

Существует несколько обстоятельств, по которым дела меж Турцией и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) не безупречны и вот уже некое время все ухудшаются. Турция при Эрдогане грезит о полностью определенной вещи — стать мощной региональной державой. Это может весьма раздражать США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), ведь там соображают, что быть «региональной державой» — означает расширять свое воздействие в регионе, при этом ограничивая все остальные воздействия там. И речь на данный момент идет не лишь о Ближнем Востоке, но и о остальных регионах, в том числе о Балканах. И там и здесь Турция и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) будут сталкиваться, и их дела уже начали ухудшаться с того времени, как Трамп занял пространство в Вашингтоне.

Естественно, до Трампа дела тоже были несовершенными. Так, в 2016 году в Турции была совершена попытка муниципального переворота в момент, когда активировались турецко-российские переговоры о сотрудничестве, в том числе в области строительства газопровода «Турецкий поток». Этот проект не устраивает США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) так же (если не больше), как «Северный поток — 2».

Но разве Турция и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) не сотрудничают в Сирии, поточнее не достигают ли обе страны свержения Асада? Да, цель у их одна, но они опять-таки преследуют только собственные интересы и стремятся распространить собственное воздействие. О том, что и в Сирии на поверхность всплывает то же противоборство, нам гласит эволюция конфликта, в котором США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Турция в итоге совместно не поддержали Асада, но оказались по различные стороны. Во время войны США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) перебежали от поддержки исламистских боевиков на сторону курдских сил, а Турция взяла под свое крыло различные экстремистские группировки. Сейчас эти две страны ведут войну на севере Сирии, и эскалация там лишь предстоит (по крайней инфы, протурецкие боевики севернее Алеппо захватили поселения проамериканских курдских сил Отрядов народной самообороны).

Но как же быть с тем, что и Турция и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) являются членами НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок)? В котором-то смысле членство Турции в альянсе — пережиток с тех времен, когда в данной стране у власти стояли очень приклнные к Западу силы. Эрдоган не желает выходить из НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), так как полезности Турции это не принесет и быстрее даже навредит ее воздействию. Наиболее того, Турция как и раньше стремится стать членом Евро Союза, хотя часто его критикует.

Предпринимая прагматичные шаги, Турция идет к собственной цели: она желает стать сильной региональной державой, к воззрению которой прислушивались бы от Вены до Ирана. Естественно, термин «нео-оттоманская» весьма отлично обрисовывает эту политику. Невзирая на прагматизм, у Турции есть и собственный исламистский идейный аспект, который привнес Эрдоган, но опять-таки по прагматическим, а не исламистским суждениям (для Эрдогана религия — лишь средство). Но со временем кое-какие вещи самопроизвольно прошли эволюцию, и, таковым образом, Турция сейчас перевоплотился в головного заступника «Братьев-мусульман» (организация запрещена в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) — прим.ред.), массивного исламистского движения, которое находится практически во всем исламском мире.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.