Учёные ФИЦКИА РАН описали новый вид и новый подвид бабочек с Тянь-Шаня и Памира

Открытие сделал младший научный сотрудник Русского музея центров биоразнообразия Федерального исследовательского центра всеохватывающего исследования Арктики РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) (Архангельск) Виталий Спицын.                   

Eudiaphora
А — узнаваемый вид Эудиафора туренсис, В — новейший подвид Эудиафора Нозимджона, С — новейший вид Эудиафора тяньшаньская
© Vitaly M. Spitsyn et al/Ecologica Montenegrina

В процессе экспедиции в тянь-шаньском высокогорье Киргизии был найден ранее неведомый науке вид бабочки Eudiaphora tienshanensis (Эудиафора тяньшаньская). В среднегорье Памира на местности Таджикистана учёный нашел новейший подвид Eudiaphora turensis nozimdjoni (Эудиафора Нозимджона).

Экспедиция по оценке биоразнообразия проходила в июне-августе 2018 года в рамках контракта о сотрудничестве меж ФИЦКИА РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) и Институтом биологии Памира (Таджикистан). Последующие морфологические и генетические анализы образцов, выполненные в лабораториях федерального исследовательского центра, подтвердили, что это совсем новейшие вид и подвид бабочек. Результаты исследовательских работ размещены в научном журнальчике Ecologica Montenegrina, входящем в международную базу данных Scopus.

Как отмечает учёный-энтомолог, экспедиция длилась наиболее 40 дней и востребовала серьёзных трудозатрат. В первой части экспедиции – в Таджикистане – Виталию Спицыну оказал помощь местный обитатель Нозимджон Махмудов, в честь которого и был назван новейший подвид бабочек.

– Изловить новейший вид бабочки-медведицы в Средней Азии – большая фортуна. Этот регион был отлично исследован, но, как оказывается, и там ещё можно отыскать новейшие виды, – ведает Виталий Спицын.

Одной из задач экспедиции было исследование действий эволюции, видообразования и фауногенеза в экстремальных горных экосистемах Азии, которые являются высотными аналогами Арктики. Условия в высокогорьях Памира для насекомых ещё наиболее грозные, чем в Арктике, но фауна там богаче в 10-ки, если не в сотки раз.

– Например, за два века исследовательских работ фауны чешуекрылых (бабочек) Новейшей Земли учёным удалось найти всего 30 видов. За два денька в высокогорьях Памира, на высоте 4 000 метров, мне удалось высчитать 100 видов бабочек, при всем этом условия в высокогорьях были намного экстремальнее, чем на том же Южном полуострове Новейшей Земли, где местами вырастают ветлы по пояс. Этот пример нам наглядно указывает, что в Арктике видов не много не поэтому, что там холодно, а поэтому, что экосистемы в больших широтах весьма юные. Таковым образом, основной фактор фауногенеза и эволюции – время. Какими бы жестокими ни были условия, к ним можно приспособиться, если есть довольно времени, – заключает Виталий Спицын.

Источник: scientificrussia.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.