И вновь о «прямоходящих» дриопитеках: данувиус — Новости науки

Прямохождение возникло не в один миг. Для того, чтоб наши праотцы удачно слезли с дерева, поначалу было надо отменно и по-особенному научиться бегать по самим деревьям. Несколько миллионов лет наши праотцы переходили с четырехногово бега по веткам к вертикальному лазанию. Жизнь в миоцене была хороша, ели наши праотцы всласть, да к тому же показавшиеся активные древесные хищники – кошачьи – вынуждали или ускоряться, или возрастать. Ускоряться стали мартышки, а наши пращуры избрали 2-ой вариант.

Останки четырёх особей Danuvius guggenmosi © Böhme M. et al./ NatureОстанки четырёх особей Danuvius guggenmosi
© Böhme M. et al./ Nature

Когда они преодолели размер 10-15 кг, толстое пузико сделалось обширнее ветвей и начало перевешиваться туды-сюды. Большому растительноядному существу тяжело бегать по веткам на четвереньках – возрастает риск утратить равновесие и сверзиться вниз, к гостеприимным креодонтам. Праотцы стали приподниматься и хвататься ручками за окружающие сучья, а это, естественно, изменило таз, ноги и руки. Таковой полупрямой тип локомоции, естественно, с некими доработками, до сего времени употребляют орангутаны и шимпанзе. Он и стал нашей преадаптацией к прямохождению по земле, реализовавшемуся ещё спустя несколько миллионов лет. Но, как обычно, дело в деталях. «Вертикальное лазание» – не один вариант локомоции, а целый набор.

Неувязка в том, что костных материалов, которые бы дозволили изучить детали процесса, весьма незначительно. Из Африки есть несколько скелетов проконсулов Proconsul heseloni и нахолапитеков Nacholapithecus kerioi, но они очень античные – 18-15 млн.л.н., ещё совершенно четырехногие. К слову, непопросту некие палеоприматологи предпочитают не влючать проконсуловых в человекообразных. Есть отдельные кости сиваптеков Sivapithecus indicus из Пакистана с древностью 10,5-12,5 млн.л.н. и Dryopithecus laietanus (он же Hispanopithecus laietanus) из Испании – 9,6 млн.л.н., а таже лишь что описанный таз дриопитека Dryopithecus brancoi (он же Rudapithecus hungaricus) из Румынии – 9,7 млн.л.н. Это – родичи орангутана, причём у сивапитека локомоция быстрее мартышкообразно-проконсуловая, а у дриопитеков промежная к наиболее вертикальной. Есть скелет пиеролапитека Pierolapithecus catalaunicus из Испании с древностью 11,9 млн.л.н., по которому становление вертикального лазания непревзойденно видно. Дальше же сходу следуют останки ардипитека Ardipithecus ramidus и иных австралопитеков, уже достаточно крепко обосновавшихся на земле. Самый же смачный просвет времени около 11-8 миллионов годов назад представлен только зубами (естественно, есть скелет ореопитека Oreopithecus bambolii из Италии с датировкой 6,7-8,3 млн.л.н., но это спец мортышка). Грустно!

И вот положение вдруг чуть-чуть выправилось. По костям, отысканным в Баварии, описан новейший род и вид ископаемых приматов – Danuvius guggenmosi с древностью 11,6 млн.л.н. Событие и {само по себе} неповторимое – давненько в Европе не находили новейших родов и видов человекообразных. А здесь – не попросту какой-либо осколок челюсти с парой зубов, а прямо таки практически целый скелет: осколок нижней челюсти с парой зубов и верхней аж с 4-мя зубами, ещё 5 нижних и один верхний зуб, пара грудных позвонков, осколок плечевой, локтевая, фрагмент пястной и 5 фаланг кисти, правая коленная чашечка, бедренная, большеберцовая и фаланга стопы. Плюс к этому прилагаются запчасти ещё от 2-ух взрослых и 1-го ребенка. На таком материале уже есть где развернуться!

Челюсти и зубы данувиуса больше всего похожи на дриопитечьи, так что его смело можно относить к данной для нас группе. Время от времени сия компания выделяется в подсемейство Dryopithecinae, но в статье эта спорная периодическая часть опущена, данувиус отнесён к семейству Hominidae без последующих уточнений.

Пропорции же данувиуса очень примечательны. Локтевая кость приметно длиннее и бедренной, и большеберцовой, другими словами руки были больше ног. По соотношению всех трёх костей данувиус не различается от испанского дриопитека и ореопитека и находится на краю распределения современных бонобо. По наиболее специфичным признакам всё еще увлекательнее: угол блоковидной нарезки локтевой кости весьма маленький, как у мартышкообразных обезьян, но резко различается от огромного у всех человекообразных;

форма основания пястной как у сиаманга и бонобо; размер основания пястной относительно проксимальной фаланги II пальца кисти тоже как у неких сиамангов и бонобо; грацильность проксимальной фаланги II пальца кисти как у орангутана и дриопитека; извив проксимальной фаланги II пальца кисти как у паукообразной шерстистой мортышки и сиаманга; форма основания фаланг кисти как у дриопитеков, горилл и шимпанзе; соотношение размеров головки бедренной кости и проксимальной фаланги огромного пальца стопы как у сивапитека, шимпанзе и бонобо; сечение середины большеберцовой кости как у орангутанов и неких павианов; продольная скрученность (торзион) проксимальной фаланги огромного пальца стопы очень большая, больше всего похоже на значения мартышкообразных и нахолапитека, но различается от человекообразных; массивность той же кости большая, как у горилл и сивапитека. По сути, и в строении позвонков данувиус различается от всех изученных обезьян: судя по ориентации остистых отростков и рёберных фасеток, у него был выраженный перегиб меж шейным лордозом и грудным кифозом и, возможно, удлинённая поясница.

Думается, хватит занудства.

Мораль, выводимая из этого обилия морфологии, в том, что метод передвижения новоявленного дриопитека был специфичным, не схожим на известные доселе. Создатели исследования обусловили его как «extended limb clambering», что можно перевести как «карабканье на вытянутых конечностях». С одной стороны, он включает весьма широкий спектр сгибания-разгибания и супинации-пронации (другими словами вращения ладонью вперёд-назад) локтя, подвижность запястья и изогнутые пальцы кисти с глубочайшим первым запястно-пястным суставом, с иной стороны – хватание за ветки мощным и массивным огромным пальцем стопоходящей стопы с выпрямлением тазобедренного сустава и колена. Ни рука, ни нога не получают перевеса, работая приблизительно в одинаковой мере. Проконсулы в прошедшем, а мартышкообразные и сейчас не способны подвешиваться на руках и на сто процентов разгибать колено. Костяшкоходящие гориллы, шимпанзе и бонобо тоже не выпрямляют колени, их огромные пальцы намного слабее, а остальные – намного массивнее. Орангутаны и гиббоны специализированы тоже в другую сторону – к неспешной и резвой брахиации.

Выходит, что данувиус имел хотя и специфичный, но самый что ни на есть усреднённый тип локомоции. Конкретно таковой разумно продолжает примитивную версию проконсулов, а из него могли появиться все остальные варианты – и гиббоний, и орангутаний (а дриопитеки – наиблежайшие родственники конкретно орангутанов), и гориллячье-шимпанзиный, и человечий.

Есть только одна малая капелька дёгтя: данувиус – не наш прямой предок. Всё же европейские дриопитеки – это не та линия, что развилась в людей. Наши прародители в это время скакали по африканским тропическим зарослям. Но, думается, общий уровень развития был сравним, так что, вне сомнения, описание данувиуса – мощная веха в исследовании и нашего прошедшего.

По материалам Nature 
Источник: antropogenez.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.