Бинбанк мог лишиться лицензии в 2015 году | Миллиардеры

Такие же бумаги на сумму 3,2 миллиардов рублей были на балансе Пробизнесбанка. Крайний растерял лицензию в августе 2015 года, опосля что у кипрской Larienta Management начались денежные трудности. «Дефолт Larienta Managment Ltd был значимым событием для Бинбанка и мог потенциально привести к противным последствиям прямо до отзыва банковской лицензии», — гласит представитель компании Шишханова в материалах суда. Чтоб этого избежать, Шишханов принял решение взять обязательство по уплате процентов испытывающей трудности Larienta Managment на себя — на компанию Crownmark — до того времени пока она пробует взыскать c Larienta два логистических центра. С октября по декабрь 2015 года в большей степени по телефону велись переговоры по этому поводу меж представителем Шишханова Игорем Бомониным и командой Athena — и были достигнуты некоторые устные договоренности.

Сейчас вокруг их и ведется спор в Высочайшем суде Лондона. Сторона Шишханова утверждает, что она не брала на себя обязательство погасить основное тело долга, если не взыщет активы, а Athena утверждает оборотное — что Crownmark должен погасить долг в $50 млн.

В материалах суда не указан размер бумаг на балансе Бинбанка, но из его отчетности следует, что на конец 2016 года на балансе были производные инструменты, выпущенные Mediobanca, на сумму 3 миллиардов рублей.

Риск отзыва лицензии из-за обесценения этих бумаг у банка вправду был. «Если представить, что эти евробонды не были зарезервированы, то обесценение активов Бинбанка на 3 миллиардов рублей в период с 2015 года по март 2016 года смотрится полностью критическим для организации», — гласит управляющий директор отдела валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов. Если б дефолт случился в этом промежутке, то банк нарушил бы зависимо от определенной отчетной даты или достаточность собственных средств (Н1.0), или достаточность основного капитала (Н1.2), высчитал Беликов. «Нарушение хоть какого из нормативов в течение срока наиболее 5 дней является основанием для предупреждения банкротства либо отзыва лицензии», — гласит эксперт. Вопросец в том, были ли сделаны резервы под эти бумаги.

Бинбанк во 2-м полугодии 2015 года прирастил резервы на вероятные утраты по облигациям с 3 миллиардов до 8 миллиардов рублей, приводит данные отчетности Беликов. «Сказать, направлялись ли эти средства на покрытие рисков по требованиям непосредственно к Mediobanca, оперируя общественной отчетностью, недозволено», — заключил Беликов.

Шишханов был прав. В марте 2016 года, проведя инвентаризацию имущества Пробизнесбанка, АСВ оценило такие же бумаги на его балансе практически в ноль.

«Вариант, описанный в материалах суда можно отнести к экзотичным — я не сталкивался в русской практике с тем, чтоб банки брали на себя обязательства по иным компаниям ради того, чтоб не допустить дефолт по структурным облигациям. Но мотивы компании Шишханова полностью понятны — перед лицом опасности понижения нормативов достаточности капитала ниже критичных таковой шаг смотрится весьма обоснованным», — гласит Беликов.

С Микаилом Шишхановым связаться не удалось. Athena и Mediobanca не ответили на запрос. Forbes ждет ответа АСВ.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.