Сейчас влияние санкций на экономику России минимальное

Сколько всего было сказано о санкциях Запада за крайние 5 лет — не сосчитать. Специалисты Интернационального денежного фонда взялись узнать, какой эффект эти самые ограничения на нашу страну оказали.

Оказалось, что не так страшен черт — всего 0,2 процента от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) Рф. Правда, это не разовый эффект. Если веровать спецам МВФ, наша экономика с 2014 любой год теряет по 0,2 ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства).

— Необходимо осознавать, что эффект от введенных санкций был более мощным в 2014 и 2015 годах — тогда, я бы произнес, речь шла о 0,4-0,5 процента от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), — откомментировал «Комсомольской правде» экономист Олег Вьюгин. — Но позже он стал слабеть. Другими словами на данный момент воздействие санкций на экономику Рф малое. Мы к ним приспособились, хоть и с потерями.

Для сопоставления, падение цен на нефть дает в разы больший эффект — 0,65 процентных пт любой год. Но здесь ни для кого не тайна, что на нефтяной игле мы сидим плотно.

По данным МВФ, столько же, сколько санкции, от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) страны откусывает ее собственная денежно-кредитная политика. Правда, и здесь видны «уши» Запада.

— Под воздействием введенных запретов и ограничений и нередко в ожидании новейших санкций правительство сделалось проводить весьма ограниченную политику. Средства, которые приходят от нефти не употребляются на развитие экономики, а откладываются. У нас действует экономное правило, по которому Минфин направляет в Фонд государственного благосостояния доходы от нефти, когда ее стоимость превосходит определенный уровень. На данный момент этот уровень 40 баксов за баррель при рыночной стоимости больше 60, — разъясняет Олег Вьюгин. — Тут мы можем гласить о косвенном воздействии санкций. И отрешиться от таковой ограниченной политики недозволено, поэтому что мы не знаем, что будет в дальнейшем.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.