Экономику России спасут пенсионеры

ВЕТЕРАНСКИЙ МИНИМУМ

Русская рабочая сила несет невиданные утраты. 1-ый квартал этого года — минус 800 тыщ. 2-ой — еще 600 тыщ. И при всем этом никакой безработицы.

— Уровень занятости у нас вправду достаточно высочайший, — гласит «КП» директор Института социально-экономического анализа и прогнозирования РАНХиГС Виктор Ляшок. — Больше, чем в среднем по Европе. Но ведь и численность россиян трудоспособного возраста миниатюризируется.

Что все-таки созодать, на какие резервы можно рассчитывать? Ответ есть.

«Предстоящий рост занятых вероятен только за счет наиболее активного вовлечения в рынок труда населения старшего возраста», — отмечается в исследовании Института социально-экономического анализа и прогнозирования.

Выходит, вся надежда на ветеранов (мигрантов в расчет не берем — они закрывают в главном позиции, требующие низкой квалификации)? Но загвоздка в том, что численность старенькой гвардии, которая остается в трудовом строю, еще недостаточна. Пенсионная реформа начала действовать лишь с 1 января этого года и за полгода еще не успела насытить экономику новенькими (старенькыми) кадрами. Это если и произойдет, то лишь через пару лет.

Ну и вообщем, стоит надеяться на старых служащих?

Ведь кругом лишь и слышишь дискуссии о возрастной дискриминации, о том, что даже опосля 45 лет весьма тяжело отыскать работу. Как они пополнят трудовую армию, если их в эту армию не пускают?

— Да, дискриминация существует, — признал Виктор Ляшок. — В старших возрастах уровень безработицы довольно высок. Еще есть и сокрытая безработица, когда люди в принципе готовы трудиться, но сами вакансий не отыскивают, на учет не стают. Другими словами таковой ситуации, что старые рвутся работать, а им не дают, у нас нет.


Человеку, который всю жизнь работал с напильником, трудно переучиться работе на современных станках Фото: Алексей БУЛАТОВ

Человеку, который всю жизнь работал с ратфилем, тяжело переучиться работе на современных станкахФото: Алексей БУЛАТОВ

ГРУСТНАЯ ДОЛЯ ЧЕЛОВЕКА С НАПИЛЬНИКОМ

Феномен, но вообще-то это даже в чем либо хорошо, что демографически число рабочих рук уменьшилось. Поэтому что ситуация в экономике такая, что эти руки просто некуда приложить.

— Доборная рабочая сила на данный момент не нужна, — считает проректор Академии труда и соц отношений Александр Сафонов. — Надежды на то, что люди, не вышедшие на заслуженный отдых из-за роста пенсионного возраста, отыщут применение своим силам, не оправдались. А с предстоящим ростом производительности труда потребность в возрастных работниках будет еще ниже.

У нас понижается потребительский спрос — меньше людей требуется в торговле. Компьютеризация приводит к сокращению численности персонала, обслуживающего товаропотоки. Онлайн-платформы впрямую связывают потребителей и поставщиков — в итоге почти все посреднические структуры запираются.

— Помните, сколько было турагентств? — продолжает Сафонов. — А на данный момент почти все из их без работы: люди сами обращаются впрямую в гостиницы, берут билеты. Сокращается число малых и средних компаний. В больших магазинах работают кассовые аппараты самообслуживания. В обрабатывающей индустрии число рабочих мест сокращается раз в год на 100 тыщ за счет автоматизации действий. Человеку, который всю жизнь работал с ратфилем, тяжело переучиться работе на современных станках.

С МОЛОДЫМИ ПРОЩЕ

В критериях, когда есть из кого выбирать, естественно, работодатель предпочтет того, с кем у него будет меньше заморочек. С юными, пусть не с институтской либо школьной скамьи, но имеющими лет 5 трудового опыта, проще, чем с тертым калачом с 30-летним стажем за плечами. Не только лишь психологически.

— Юный работник различается от старшего коллеги готовностью работать за «светлое будущее», — гласит Сафонов. — Он согласен на переработку, на наиболее низкую заработную плату в надежде на будущий рост. А люди старшего поколения обременены семьями и заболеваниями, им уже не так увлекателен служебный рост, они почаще требуют соблюдения собственных трудовых прав, в особенности в том, что касается режима отдыха. И работодатель будет выбирать того, с кем проще договариваться.


Молодой работник отличается от старшего коллеги готовностью работать за «светлое будущее» Фото: Михаил ФРОЛОВ

Юный работник различается от старшего коллеги готовностью работать за «светлое будущее»Фото: Миша ФРОЛОВ

В итоге у нас вырисовывается увлекательная закономерность.

— На Западе приходят к пику заработной платы и соответственно карьеры к 55 — 60 годам, — гласит Сафонов. — А у нас пик в 40 — 45 лет, позже понижение.

Правда, к отметке 65 — вдруг снова увеличение доходов. И существенное. Это, объясняет Виктор Ляшок, из-за того, что в данной для нас возрастной группы в строю в главном остаются лучшие руководители и классные спецы. Штучный продукт.

— Неувязка в том, что люди за 3 — 5 лет до выхода на пенсию, а время от времени и ранее, останавливаются в проф росте, деградируют и не могут составить конкурентнсть наиболее юным сотрудникам. И позже им все кругом повинны. То, что такие люди в некий момент оказываются без работы, грустно, но это беспристрастная тенденция. На производстве обновляют оборудование, и старый токарь не может работать на станке с программным управлением, не в состоянии научиться — что все-таки прикажете созодать администрации? Ситуация томная, но это жизнь. Если человек с 40 до 60 лет ничему не обучался, то никакие пробы переучить его фуррором не увенчаются. Способность к постижению новейших познаний атрофируется, это мозговая химия. Он не может и не желает обучаться — это его неудача. Правительство обязано поддержать таковых людей, выделять им социальные пенсии, если получение трудовой пенсии отодвинулось. Это будет дешевле, чем растрачивать большие муниципальные средства на компанию курсов в центрах занятости, в их эффективность я не верю. Так как не лицезрел людей, получивших там нужные познания и нашедших опосля этого высокооплачиваемую работу.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Президент портала «Суперджоб» Алексей ЗАХАРОВ: Не верю, что дедушек можно переучить

— Неувязка в том, что люди за 3 — 5 лет до выхода на пенсию, а время от времени и ранее, останавливаются в проф росте, деградируют и не могут составить конкурентнсть наиболее юным сотрудникам. И позже им все кругом повинны. То, что такие люди в некий момент оказываются без работы, грустно, но это беспристрастная тенденция. На производстве обновляют оборудование, и старый токарь не может работать на станке с программным управлением, не в состоянии научиться — что все-таки прикажете созодать администрации? Ситуация томная, но это жизнь. Если человек с 40 до 60 лет ничему не обучался, то никакие пробы переучить его фуррором не увенчаются. Способность к постижению новейших познаний атрофируется, это мозговая химия. Он не может и не желает обучаться — это его неудача. Правительство обязано поддержать таковых людей, выделять им социальные пенсии, если получение трудовой пенсии отодвинулось. Это будет дешевле, чем растрачивать большие муниципальные средства на компанию курсов в центрах занятости, в их эффективность я не верю. Так как не лицезрел людей, получивших там нужные познания и нашедших опосля этого высокооплачиваемую работу


Если человек с 40 до 60 лет ничему не учился, то никакие попытки переучить его успехом не увенчаются Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

Если человек с 40 до 60 лет ничему не обучался, то никакие пробы переучить его фуррором не увенчаютсяФото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

ЕСТЬ ИДЕЯ

6 часов и отдыхать

Не так давно выяснилось, что Наша родина — одна из самых перерабатывающих государств мира. В том смысле, что наши работники трудятся сверх установленного законодательством времени. Толика сверхурочников насчитывает 64%, подсчитали в Высшей школе экономики. Это 4-ый показатель в Европе.

Так, может, запретить такие переработки? В почти всех странах по соглашению с администрацией профсоюзы смотрят за сиим, и если кто-то продолжит работать опосля окончания рабочего денька, может получить взыскание по профсоюзной полосы. А у нас если запретить трудоголикам работать сверхурочно, то необходимо будет взять еще 1-го либо 2-ух служащих, которые закроют фронт работ.

— Думаю, у нас будет сокращаться длительность рабочего денька и рабочей недельки, — считает управляющий портала «Суперджоб» Алексей Захаров. — Это общая тенденция. Сначала прошедшего века рабочий денек был 14 часов. За крайние 100 лет длительность рабочего времени сократилась фактически в 2 раза. И далее эта тенденция с ростом производительности труда будет длиться. Человеку будет требоваться меньше времени, чтоб произвести некоторые актуально нужные ценности. Если законодательно закрепить не 8-часовый рабочий денек, а 6-часовый, то больше людей сумеют быть задействованы в трудовом процессе.

Тогда, может, и безработным сотрудникам 50+ перепадут приличные вакансии.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.